Копия или оригинал
Я есмь путь и истина и жизнь (Евангелие от Иоанна 14:6)

Что же сделаю я Иисусу, называемому Христос?

Царь Иудейский

Что же сделаю я Иисусу, называемому Христос?

Хочу привлечь ваше внимание на один из миллиардов, миллиардов дней. Обычный день: нетерпеливые мамочки по-прежнему одевали детей, отцы торопились на работу. Обычный день, заполненный обычными делами: мытьем посуды, подметанием полов. Ни что в природе не предвещает, что день этот  отличается от других в прошлом и будущем. И в этой затертой обыденности происходит самое жизненно-важное  для всего живущего во все времена, событие.
Самый знаменитый из всех судебных процессов в истории человечества вот-вот начнется. Входит судья. У каждого из нас есть свое представление об этом человеке. Понтий Пилат — его известность и популярность связана именно с этим событием, и именно сейчас его вынуждают принять решение, от которого нельзя уклониться. Пилат задумчив и нервничает, если бы в обвинении не звучали слова «восстание», «налоги», «кесарь» можно было бы попросту отмахнуться от этого дела. Он занимает свое место, вводят обвиняемого. Его ставят перед судьей,  а следом за ним входит процессия из священников и религиозных вождей. Они проходят и останавливаются. Пилат смотрит на одинокую фигуру, стоящую перед ним. Избитый, окровавленный Иисус стоит, молча, опустив  голову. Не очень-то похож на бунтаря и смутьяна, и на Зилота,  угрожающего миру и безопасности  империи, и даже на этих длиннобородых иудейских вождей. И Он не такой, как те, кто собрался у стен претории.

— Ты – Царь иудейский?

Впервые за все это время Иисус поднимает глаза, он не поднимает голову, только глаза. Исподлобья он смотрит на прокуратора. Пилат удивился, услышав интонацию, с которой он сказал:

— Это ты сказал.

Не успев ответить, перебивая, из толпы раздаются голоса:

— Никакого уважения!

— Он призывает народ к бунту!

— Говорит о себе, что он царь.

Пилат не слышит их. «Это ты сказал». Да, что-то в этом провинциальном учителе нравится прокуратору. Да, и царь бы не помешал — царь, способный всё изменить. Видя жизнь людей, как нормальный гражданин, он грезил о переменах. Было время, когда он имел столько дерзости думать, что  самостоятельно сможет изменить весь мир. Тогда белое было белым, а черное черным, здоровье крепким, и мечты по-юношески наивным. Но всё изменилось, когда молодой правитель встретился с политикой. Чуть-чуть уступишь здесь, немного смиришься там, в этом случае пойдёшь на компромисс… Да, теперь всё выглядит иначе.

Пилат садится в свое кресло. Это место принятия решений и оглашения приговоров. Сколько раз сидел он в нём? Сколько историй услышал? Сколько просьб было обращено к нему? Сколько широко открытых глаз смотрело на него, моля о пощаде и милости? Но глаза Иисуса не кричат, не мечут молний, они молчат. Всё происходящее не удивляет Иисуса, он всё понимает. Христос знает о своём часе, и этот час наступил. Интерес  Пилата обоснован. Если Иисус царь — где его последователи? Если Он Мессия – что будет делать? Если учитель – почему так раздражены  на него эти религиозные вожди? Также правомерен вопрос прокуратора: « Что же я сделаю Иисусу, называемому Христом?». Да, Пилату пришлось задуматься над этой проблемой первым, но каждый из нас однажды столкнется с ней.

И каждый день нашей жизни нам придется не раз сесть на седалище, для того чтобы принимать решение и огласить его. Принять Христа или не принять, креститься или нет, идти в церковь или не идти, жертвовать или не жертвовать, служить ли, простить ли? Это повод снова и снова сесть в кресло судьи, и будь уверен,  что всегда ты услышишь голоса, которые будут орать, кричать, обвиняя, нападая на Истину: «Какой Царь?», «Что Он дал тебе?», и завершающим аккордом станет: «Распни! Распни!». Столько голосов: голос религии, голос компромисса, голос толпы, голос совести. Чей голос станет решающим для тебя в вынесении вердикта? А Иисус также,  молча,  будет стоять перед тобой, и ждать: «Что же ты сделаешь — Этому ЧЕЛОВЕКУ, называемому Христом?
Он называл себя Богом, но одевался как человек.

Он считал Себя Мессией, но никогда не стоял во главе армии.

Его почитали как Царя, но Его единственной короной был терновый венец.

Люди склоняются перед ним, как перед правителем, но мантию на Его плечи накинули лишь для того, чтобы посмеяться.
Пилат послушал голос толпы и оставил Иисуса одного. Он думал, что ему удастся избежать необходимости делать выбор. Он омыл руки.  Он залез на забор и устроился там. Но решив не выбирать, Пилат тем самым сделал выбор.
Вместо того чтобы попросить Божьей милости, он просит воды чтобы омыть руки.

Вместо того чтобы попросить Бога остаться,  он отправил Его на распятие.
Вместо того чтобы послушать Его голоса, он послушал голос толпы.
Существует предание, что жена Пилата уверовала во Христа. И еще существует предание, что вечной обителью Пилата стало горное озеро, у которого он появляется каждый день и вновь и вновь погружает руки в воду, ища прощения. Он пытается смыть в водах озера свою вину – не то зло, что сделал, а за то милосердие, которое не оказал.

 

Оставить комментарий

1